Русско-турецкая война 1877–1878 гг.: историческая память и современные проекции

Просмотров: 117

В рамках данной статьи будут рассмотрены особенности освещения русско-турецкой войны 1877–1878 гг. на страницах российских и советских учебников истории, изданных в конце ХIХ — начале XXI вв. Обращается внимание на способы формирования знаний об этом событии в том или ином учебнике: в опоре на когнитивную или эмоциональнокогнитивную составляющую личности. Авторы обращают внимание на то, что процесс получения знаний о русско-турецкой войне 1877– 1878 гг. должен происходить в опоре не только на их информационно-познавательный потенциал, но и на эмоции. Одним из инструментов формирования чувства сопереживания являются народные песни, которые создавались непосредственными участниками этих событий. Предложены своеобразные музыкальные блоки, посвященные русско-турецкой войне — комплексы народных и композиторских песен, сочиненных в этот период русскими солдатами и казаками. Данные комплексы могут быть использованы учителями истории, исследователями, заинтересованными в формировании активного эмоционально-ценностного восприятия исторических событий на Балканах и их оценки современными школьниками.

Ключевые слова: историческая память, русско-турецкая война 1877­1878 гг, «Восточный вопрос», школьные учебники истории, репрезен­тация прошлого, образ прошлого, эмоционально-ценностное отношение к истории, народная песня.

Источник:  Тагильцева Н.Г., Грибан И.В. Преподавание военной истории в России и за рубежом: Сб. ст. / Под ред. К. А. Пахалюка. — М. ; СПб. : Нестор-История, 2018. — С. 175-190. — С. 175-190.

В 2017-2018 гг. в Болгарии и России прошел комплекс мероприя­тий, посвященных 140-летию событий русско-турецкой войны 1877-1878 гг., вошедшей в историю Болгарии как Освободительная война. По итогам этой войны Болгария избавилась от пятивекового владычества Османской империи и начала восстанавливать государ­ственность, утраченную в конце XVI в. В настоящее время на терри­тории Болгарии, где разворачивались основные сражения, находят­ся свыше 400 памятников и захоронений русских солдат, которые боролись за свободу болгарского народа. Один из главных храмов Софии — Собор Александра Невского — символ освобождения от османского ига. Он воздвигнут в память о русских солдатах, пав­ших в боях за освобождение Болгарии. Необходимо отметить, что это событие и в постсоциалистический период по-прежнему занима­ет важное место в коллективной памяти болгарского народа, а боль­шинство памятных мероприятий в рамках 140-летия Освобождения были проведены по инициативе и при финансовой поддержке бол­гарской стороны. К сожалению, эти мероприятия в большей степени были отражены в медийном и политическом дискурсе Болгарии и в гораздо меньшей степени затронули российскую общественность.

Казалось бы, очевидно, что общая память о русско-турецкой вой­не 1877-1878 гг. — то, что объединяет наши народы, может способ­ствовать научному и культурному диалогу, стать «фундаментом», на котором должно базироваться развитие дружественных россий­ско-болгарских отношений. Однако в реальности празднование 140-летия Освобождения привело не только к созданию условий для конструктивной работы историков и актуализации общего прошло­го, но и к ряду медийных скандалов, вызванных, прежде всего, про­тиворечиями на уровне исторических нарративов и ценностных ос- нований[1]. В данной статье предпринята попытка проанализировать, каким образом на протяжении почти полутора столетий менялся подход к освещению русско-турецкой войны 1877-1878 гг. на стра­ницах учебников истории, и определить, почему память об этом со­бытии зачастую вытесняется в сознании российских школьников негативными сюжетами российско-болгарских отношений.

Важнейшим источником формирования представлений о про­шлом являются школьные учебники истории: они оказывают влия­ние не только на отношение к истории своей страны и других госу­дарств, оценку тех или иных событий и персоналий, но и во многом предопределяют интерпретацию современных проблем, имеющих исторические истоки[2].

В пореформенной России формирование исторического сознания молодежи стояло в центре внимания научных кругов и передовой об­щественности. Тогда каждый историк, каждая историографическая школа старались реализовать свои идеи не только в узкоспециализи­рованных работах, но и в школьных учебниках, стремясь сделать их достоянием широких масс. У дореволюционного педагога-историка был широкий выбор учебников и учебных руководств по истории. Как отмечал А. Н. Фукс, «за период со второй половины XIX до на­чала ХХ в. вышло в свет около ста учебников и учебных книг по оте­чественной истории (без учета переизданных)»[3]. Выбор учителем того или иного учебника определялся рядом факторов: соответстви­ем программным требованиям, статусом учреждения (государствен­ное, ведомственное или частное), популярностью, научно-методи­ческим уровнем, общественно-политическими взглядами самого учителя. Необходимо отметить, что в программах по истории 1890, 1902 и 1913 гг. неизменно подчеркивалось, что главной целью изуче­ния истории в школе должно быть «укоренение у учащихся любви и преданности престолу и отечеству»[4].

Одним из наиболее популярных в конце XIX в. было пособие И. Беллярминова «Элементарный курс всеобщей и русской исто­рии», выдержавшее 32 переиздания. Этому способствовала не толь­ко поддержка Министерства народного просвещения (на книге стоял гриф «Допущено»), но и удачная группировка учебного мате­риала, ясность и лаконичность изложения[5]. Написанный с позиций официально-охранительной концепции отечественной истории, учебник в целом содержал позитивную оценку внешней политики России при «человеколюбивом» Александре II. Отмечалось, что «европейские державы были равнодушны к страданиям турецких христиан, заступались за них редко и только тогда, когда находи­ли это для себя выгодным». Достаточно подробно и эмоционально описывался ход боевых действий. Итоги оценивались следующим образом: «Война с Турцией, продолжавшаяся менее года, стоила России неимоверных жертв и людьми, и деньгами; но все эти жерт­вы русский народ принес с готовностью, считая освобождение еди­новерных и единоплеменных славян делом богоугодным»[6].

Интересна точка зрения, представленная в известном труде М. Н. Покровского «Русская история с древнейших времен». Опуб­ликованный в 1896-1899 гг. труд представлял совершенно иной взгляд на события 1877-1878 гг. Главным отличием от традицион­ной точки зрения было утверждение о том, что «вся Россия вовсе не соединялась в порыве прийти на помощь славянским братьям». Основываясь на воспоминаниях участников событий, Покровский приходит к выводу, что «огромная масса русского народа даже по­нятия не имела... о славянских народностях и их племенном и рели­гиозном родстве с русским племенем.». По мнению автора, «Возбу­ждение в России носило искусственный характер и захватило только поверхностно русский народ. Главную роль в этом искусственном возбуждении играли славянофилы, искренно верившие в призва­ние России жертвовать жизнью и достатком ее сынов для устрой­ства славянских дел и расстройства собственных»[7]. Рассматривая Восточный кризис в широком контексте трансформации междуна­родных отношений в последней трети XIX в., Покровский критику­ет российскую дипломатию и Горчакова, язвительно подчеркивая, что на Берлинском конгрессе у русских дипломатов не было даже полной карты Балканского полуострова[8].

В несколько измененном виде воззрения Покровского нашли выражение в труде, впервые изданном в 1920 г. и на целое десяти­летие предопределившем восприятие истории: «Русская история в самом сжатом очерке»[9]. Рассуждая о причинах войны, Покров­ский отмечал: «В настоящее время не может подлежать сомнению, что восстание в Герцеговине было организовано из Австрии и из Сербии, тогда маленького, полусамостоятельного княжества, где полным хозяином распоряжался русский консул... Отлично знали, что и герцеговинцы и сербы будут раздавлены турками, но это-то и нужно было, чтобы разжечь общественное мнение в России»[10]. Крайне негативную оценку Покровский дает степени готовности России к войне: «Русские войска действительно были перед Кон­стантинополем, но в каком виде! Оборванные, почти босые, почти без патронов, опустошаемые болезнями, — от сыпного тифа умерло больше народа, чем было убито в сражениях.»[11].

Подводя итог войны, Покровский пишет: «Война окончилась в сущности русской победой — Россия получила Батум в Азии, ставший скоро очень важной русской гаванью, и фактически заня­ла Болгарию, номинально (на словах) превратившуюся в самостоя­тельное княжество, только князем был назначен племянник Алек­сандра II, а его министрами были русские офицеры. Но это было так далеко от надежд, возбужденных самим же правительством

Александра II, что Берлинский конгресс, на котором была ликвиди­рована война, был принят русской буржуазией как поражение и по­зор. Редко когда правительство Александра II было так непопуляр­но, как в эту минуту»[12].

Одним из наиболее популярных в СССР стал учебник под ре­дакцией А. М. Панкратовой, изданный впервые в 1940 г. В отличие от Покровского, Панкратова утверждала, что «стремление балкан­ских славян к национальному освобождению находило искреннее сочувствие и горячую поддержку среди братского русского народа», а война с Турцией соответствовала политическим и стратегическим целям царской России[13]. Вместе с тем, отмечалось, что война пока­зала недостаточную технико-экономическую и военную подготов­ленность России («Из-за недостатка патронов русским солдатам было приказано беречь патроны и главное внимание в бою обращать на штыковую атаку»); героизм солдат зачастую не давал результа­тов из-за бездарности высшего командования. Автор учебника под­черкивала, что итоги войны вызвали в России недовольство и раз­очарование, а «предательство и вероломство Бисмарка», которыми оправдывали неудачи царской дипломатии, привели к изменению внешнеполитических ориентиров и в конечном итоге — к сближе­нию Германии с Австрией и приближению мировой войны[14].

В 1960-е гг. широкое распространение получил учебник под ре­дакцией П. П. Епифанова, И. А. Федосова[15]. В целом оценки собы­тий 1877-1878 гг. в этом пособии были близки к оценкам А. М. Пан­кратовой. По сравнению с предыдущими пособиями, был улучшен методический аппарат: в параграф были добавлены карты, а по­сле текста сформулированы вопросы. Кроме этого, особое внима­ние уделялось последствиям войны (подчеркивалось, что Сербия, Черногория и Румыния получили полную независимость, а бол­гары стали свободными гражданами). Отмечалось, что «в честь русских героев, павших в борьбе за освобождение братьев-славян, болгарский народ воздвиг на полях сражений многочисленные па­мятники, сложил песни. Реликвии этой войны до сих пор бережно хранятся в болгарских музеях»[16].

Эти тенденции получили развитие в учебниках 1970-х — 1980-х гг. Так, в учебнике Федосова 1982 г. материал о войне был лучше структурирован (в отдельные подпункты выделялись важ­ные сюжеты, такие как борьба за Шипку, осада Плевны). Во-вто­рых, текст учебника стали сопровождать иллюстрации (репро­дукция картины А. Попова «Шипка. Оборона Орлиного гнезда солдатами 36-го Орловского и 35-го Брянского пехотных полков и болгарскими ополченцами в августе 1877 г.»; изображение меда­ли за русско-турецкую войну 1877-1878 гг., которой награждались отличившиеся в боях участники; памятник героям войны в Бол­гарии). В-третьих, ученикам предлагалось поработать с источ­ником — ознакомиться со статьями акта Берлинского конгресса, а в приложениях была размещена карта «Русско-турецкая война 1877-1878 гг.»[17].

Таким образом, в советский период была сформулирована та­кая версия событий, при которой подчеркивались героизм русского народа, готовность прийти на помощь братьям-славянам, и в то же время резко критиковалась царская политика и дипломатия.

На рубеже 1980-1990-х гг., на волне гласности, в отечествен­ной исторической науке и публицистике развернулись масштаб­ные дискуссии о событиях прошлого. Стремление ликвидировать «белые пятна» истории, переосмыслить десятилетиями домини­ровавшую советскую версию событий коснулось практически всех событий отечественной истории. Из всего многообразия учебной литературы, появившейся в 1990-е гг., нам бы хотелось остановить своё внимание на ряде изданий, которые нашли наиболее широкое применение в учебном процессе.

В учебном пособии А. А. Данилова и Л. Г. Косулиной, выдержав­шем более 10 переизданий, русско-турецкой войне 1877-1878 гг.

посвящен отдельный параграф[18]. Освещая причины войны, авторы от­мечают, что «император шел на этот шаг с тяжелым сердцем, понимая, что кампания не сулит России никаких материальных выгод, а лишь усложнит ее экономическое положение, но... Александр не мог допу­стить, чтобы вновь была поставлены под сомнение роль России как великой державы, а ее требования игнорировались»[19]. По сравнению с учебниками советского времени, информация изложена менее эмо­ционально, преподносится как набор фактологического материала. В качестве дополнительного материала приведена биография М. Ско­белева. В отличие от учебников советской эпохи, оценка войны была более позитивной: «Победа в войне 1877-1878 гг. явилась наиболее крупным военным успехом России во второй половине XIX века. Она продемонстрировала действенность военной реформы, способствова­ла росту авторитета России в славянском мире»[20]. Для работы с источ­никами авторами отобраны фрагменты из воспоминаний С. Ю. Витте и журналиста В. Немировича-Данченко. Эта концепция изложения событий представлена и в более позднем издании 2012 г.[21].

В пособии А. А. Левандовского материал изложен более подроб­но и в целом оценка событий совпадает с теми, что были представ­лены в учебнике Федосова в 1980-е гг. Параграф, посвященный внешней политике Александра II, богато иллюстрирован, однако не содержит заданий на работу с источниками[22]. В целом необходи­мо отметить сокращение объема материала, посвященного русско­турецкой войне 1877-1878 гг.

В начале XXI в. акценты в освещении военной истории России в школьных учебниках смещаются. Этому способствовали процес­сы, происходящие в системе российского образования. Как отме­чает И. С. Огоновская, на практике требования федерального ком­понента государственного стандарта выражались во «включении обучающихся в процесс осмысления позитивных и негативных сто­рон российской истории, понимания субъективности мнений и оце­нок в отношении наиболее спорных событий в истории России — войн, революций, а также исторических личностей»[23]. Разработка Федеральных государственных образовательных стандартов второ­го поколения, а затем историко-культурного стандарта, утвержден­ного Российским историческим обществом, привела к появлению новых линеек учебников. На современном этапе развития истори­ческого образования важным становится «развитие у обучающихся навыков критического, системного мышления, позволяющих избав­ляться от сложившихся стереотипов, отличать историческую прав­ду от мифологии, более объективно оценивать прошлое»[24] [25]. 15 мая 2015 г. по итогам экспертиз Федеральный перечень учебников по­полнили три новые линейки учебников по истории России, созданные в соответствии с историко-культурным стандартом .

Одним из учебников по отечественной истории XIX в., подготов­ленных в соответствии с историко-культурным стандартом, являет­ся книга Л. М. Ляшенко, О. В. Волобуева, Е. В. Симонова, изданная в 2016 г.[26] История русско-турецкой войны рассматривается в этом по­собии в рамках параграфа «Внешняя политика России в 1850-1880­е гг.». Материал представлен кратко, тезисно выделены ключевые события и фигуры. Несмотря на то, что описание событий сопрово­ждается иллюстративным материалом, прочтение текста практически не воздействует на эмоции. Не предусмотрена работа с источниками. Из текста совершенно непонятны причины вступления России в вой­ну. В отличие от пособий «переходного периода», внимание акценти­руется на потерях: «Война явилась для России серьезнейшим испы­танием. Страна потеряла более 202 тыс. солдат и офицеров убитыми, замерзшими, умершими от ран, свыше 33 тыс. человек вернулись до­мой инвалидами. Совокупные расходы на войну составили 1 млрд 72 млн 310 тыс. 232 руб., что тяжелым бременем легло на плечи наро- да»[27]. Возникает вопрос, насколько необходимы школьникам эти ци­фры (безусловно, отражающие потери, но не запоминающиеся и прак­тически не воздействующие на эмоции)? Возможно, стоило уделить большее внимание судьбам конкретных участников событий?

В список учебников по истории России включено также посо­бие издательства «Просвещение» под редакцией А. В. Торкуно- ва[28]. События 1877-1878 гг. в этой книге изложены еще более сухо и лаконично. Однако, в отличие от предыдущего пособия, победа в войне оценивается как наиболее крупный военный успех России во второй половине XIX в. (вывод практически полностью повторя­ет оптимистичную оценку А. Данилова).

Таким образом, анализ школьных учебников по истории, исполь­зуемых в образовательном процессе Российской империи — СССР — современной России, позволяет сделать ряд выводов. Во-первых, очевидна тенденция к сокращению объема материала. Фактически за последние полтора столетия он сократился почти в 3 раза. Во-вто­рых, сокращение во многом произошло за счет игнорирования эмо­циональной составляющей, исключения из текста документальных данных, свидетельств современников событий. В-третьих, больше внимания стало уделяться иллюстративным материалам, которые, впрочем, зачастую не сопровождаются заданиями и потому не вы­полняют свою функцию. В-четвертых, в учебниках из новой линей­ки, несмотря на их соответствие историко-культурному стандарту, очень сильно отличаются выводы об итогах войны. Удивительно, что даже по такому отдаленному и гораздо менее острому в полити­ческом отношении событию у современных авторов учебников нет единого мнения. Результатом подобного подхода к освещению ис­тории русско-турецкой войны 1877-1878 гг. стало то, что современ­ные школьники и студенты имеют весьма абстрактное представление об этом событии. Тестирование, проведенное нами весной 2018 г. сре­ди студентов Уральского государственного педагогического универ­ситета (в исследовании не принимали участие студенты-историки), показало, что 82 % участников тестирования знают только о том, что русско-турецкая война была, но не могут назвать ни конкретных со­бытий, ни имен участников, ни исторических последствий.

Отметим, что в настоящее время в школах присутствуют как но­вые учебники, разработанные с учетом историко-культурного стан­дарта, так и старые (согласно Приказу Министерства образования и науки РФ от 8 июня 2015 г. № 576, эти учебники могут исполь­зоваться еще в течение 5 лет). Вследствие этого, хотя и были пред­приняты попытки сформулировать более или менее единообразную трактовку событий, на данный момент эта задача не решена.

Мы считаем, что история в учебных пособиях должна предста­вать не только в виде набора «сухих» исторических фактов, но и в виде отражения конкретных событий, отношение к которым мо­жет быть выражено в определенных художественных образах в том или ином произведении искусства. Не являются в этом плане ис­ключением и события русско-турецкой войны 1877-1878 гг., ко­торые имели огромное влияние на российское общество, а потому нашли отражение в произведениях великих русских художников, музыкантов, поэтов и литераторов.

Представленный выше обзор учебников для школьников, осо­бенно учебников современных, позволяет говорить о сухом, и порой неэмоциональном и очень сжатом материале о событиях на Балка­нах. Такая подача материала вряд ли вызовет интерес у обучающих­ся, и, соответственно, не сформирует у них мотивацию к самостоя­тельному изучению этой мало освещенной в учебнике темы. Сжатая информация также не сможет явиться стимулом для размышле­ния и критического рассуждения школьников о столь интересном и значимом в контексте современных российско-болгарских отно­шений событии. В связи с этим перед учителем истории стоит зада­ча эмоционального насыщения того материала, который в кратком изложении представлен в учебнике, что можно будет сделать через введение конкретного исторического материала — рассказов очевид­цев о тех событиях. Эмоциональное насыщение урока позволит по­лучать положительные результаты: основательные и прочные зна­ния, базирующиеся на личностной эмоциональной отзывчивости учащегося на представленный исторический материал. Ознакомле­ние школьников с рассказами о таких событиях, представленными непосредственными их участниками, позволит формировать и соб­ственное мнение по поводу русско-турецкой войны 1877-1878 гг., а также осмыслить происходящее с личностных позиций.

Одним из путей, реализующих задачи формирования эмоцио­нально-ценностного отношения к историческим фактам и проявле­ния личностного отношения к событиям посредством ознакомле­ния с мнениями их участников, является включение в урок истории народной песни. Следует отметить, что привлечение художествен­ного материала на урок истории по тематике русско-турецкой вой­ны 1877-1878 гг. — закономерность, которая наглядно демонстри­руется учебниками истории советского периода. Примером тому служит уже упоминавшийся учебник Федосова 1982 г., в котором задействованы репродукции картин русских художников .

Одним из наиболее эффективных видов художественной деятель­ности являются песни казаков и русских солдат, которые, как и мно­гие народные песни, сочинялись как отклик на то или иное событие, а значит, выступали отражением реальной истории русско-турец­кой войны 1877-1878 гг. Действительно, в таких песнях отражались реальные условия бытования русских солдат, боевые действия, в ко­торых они участвовали, их отношение к военачальникам, моменты поражения и славных побед русского оружия[29] [30]. Все эти песни пред­ставляют развернутую картину событий, представленную русскими солдатами, казаками, которые в боях отстаивали независимость Болга­рии и ряда балканских государств. И хотя в казачьих песнях того вре­мени не музыка, а слово является главной художественной доминан­той, но именно песня в единстве музыкального и поэтического текстов дает возможности для возникновения эмоционального переживания у школьников того или иного военного события. Это эмоциональное воздействие народной песни обусловлено особенностью музыкально­го искусства и исполнительства, которые из всех видов художествен­ного творчества имеют самое большое влияние на эмоции и пережива­ния слушателя.

Отметим, что для учителя истории народная песня не является традиционным методическим средством, используемым на уроках. Причин такой невостребованности много: например, неподготовлен­ность «историков» к освоению искусствоведческих знаний, способов подачи детям этих знаний, наконец, недостаточное количество та­ких песен и их кавер-версий или ремейков, звучащих на сценах кон­цертных залов или в программах телевидения и радио. Еще одной причиной, несомненно, мешающей использованию этих песен и в культурной, и в образовательной областях, является недостаточное количество нотных источников. Они мало переиздаются и в основном сосредоточены в библиотечных хранилищах отечественных и зару­бежных консерваторий и университетов[31]. С другой стороны, следует отметить, несомненно, заслуживающий внимания факт жизненности песен времен русско-турецкой войны 1877-1878 гг. среди населения российской глубинки, особенно в тех местах, в которых еще крепки традиции казачества. В последнее время, очевидно, в связи с юбилей­ными торжествами, посвященными событиям 1877-78 годов на Бал­канах, стали появляться компакт-диски, записи концертных выступ­лений различных казачьих ансамблей и хоровых коллективов.

Учителю истории для методического обеспечения уроков по на­званной теме предлагаются несколько тематических песенных комплексов. Записи этих песен он может найти на CD-дисках, в интернете на различных казачьих сайтах, в Youtube. Тематиче­ская основа комплексов: о конкретных военных событиях, о люби­мых солдатами военачальниках, о самих участниках военных собы­тий — российских солдатах и казаках. Данная тематика, в отличие от традиционных музыковедческих классификаций народных пе­сен (лирические, трудовые, обрядовые, военные и т. д.), является наиболее адекватной содержанию урока истории, в котором наи­больший интерес представляют не музыковедческие знания, а клю­чевые моменты исторических событий и их основные персоны.

К песням первого комплекса можно отнести песню «Вздумал турок бунтоваться». Ее мелодия была взята из знаменитой русской плясовой песни «Из-под дуба, из-под вяза». В куплетах песни ве­дется последовательный рассказ о таких событиях, как осада турка­ми Плевны, окружение этого города и осада его нашими войсками, бегство турецкого войска.

Песней такого же типа является «Генерал Радецкий на Шипке», в которой тоже, несмотря на поэтические образы и художественные метафоры, представлена хроника боев на Шипке, героическое от­ражение русскими солдатами атаки турецкой армии и ее пленение.

Поэтическое содержание другой песни «Вот полночь насту­пает» связано с реальными событиями русско-турецкой войны — отвлечение полком графа Е. Ф. Комаровского турецкого войска от войск генерала И. В. Гурко. В ней через описание природных пейзажей ощущаются переживания и чувства простых солдат, ко­торые осознают обманчивость тишины, неизвестность и драма­тичность их судеб. Эту песню можно назвать и песней-прощанием солдата с невестой, с родимым домом, и в то же время в ней слы­шится призыв не сдаваться, быть мужественным и уметь постоять за Россию. В припеве песни явно чувствуется влияние знаменито­го стихотворения М. Ю. Лермонтова «Горные вершины» (перевод из Гете). Эта же песня, но с измененными словами, пелась казаками во время военных событий в Средней Азии в 50-80-х годах XIX в.

Песни второго комплекса — о военачальниках-героях Балкан­ской военной кампании. К ним можно отнести уже упомянутую выше песню «Генерал Радецкий на Шипке». В ней в основном от­ражена хроника боев, но названа она в честь боевого генерала, чье войско выдержало осаду Шипки, а затем и взяло в плен турецкое войско. Примечательным фактом является часто цитируемое лите­ратуроведами письмо Ф. М. Достоевского к Ф. Ф. Радецкому, в ко­тором знаменитый писатель выражает восхищение своему одно­кашнику по Главному инженерному училищу в Санкт-Петербурге.

Одной из, несомненно, выдающихся фигур русско-турецкой войны 1877-1878 гг. является генерал М. Д. Скобелев. Любовь сол­дат к этому военачальнику выражается в использовании метафор, встречающихся в народных песнях, сказках, былинах, когда красо­та и доброта ассоциируется с белым лебедем, а соколами и орлами назывались «добры и удалы молодцы». В народных песнях перио­да войны М. Д. Скобелев сравнивался солдатами с соколом, с лебе­душкой. Эти аналогии являются данью уважения к самому генера­лу и к его привычкам. Он, как рассказывали очевидцы тех событий, предпочитал выбирать для себя белого коня и часто выезжал на ме­сто сражений в белом кителе. Болгарским режиссером В. Штеряно- вым создан документальный фильм о М. Д. Скобелеве, который так и называется — «Белый генерал».

Еще одним военачальником, о котором слагались солдатами песни, стал И. В. Гурко, который успешно занял Шипкинский пе­ревал в августе 1877 г. Это событие послужило основой песни-слав- ления и песни-канта одновременно: «Рать нашу Гурко к Балканам привел». В ней солдаты славят царя, Россию и «генерала Гурка».

Следующий песенный комплекс — об участниках таких событий, рядовых солдатах и казаках. Примером является песня «Вспомним, братцы», у которой есть композитор — унтер-офицер Антон Шмаков, выходец из крестьянской семьи, научившийся писать и читать, участ­вуя в военной кампании 1877-78 года. Интересно отметить, что мно­гие исполнители до сих пор считают эту песню казачьей, а в записях на компакт-дисках она часто определяется как казачья народная.

Встречались в солдатских песнях и фрагменты народных при­четов-плачей, характерными особенностями которых является мно­гократное повторение одних и тех же слов. Примером такой песни является песня-причет «Поле чистое, поле турецкое...», которая была создана в период русско-турецкой войны 1806-1812 гг. на ос­нове исторической песни времен войны 1787-1791 гг. Но она же стала популярной в российских войсках и в русско-турецкую войну 1877-1878 гг.[32].

Представленные для включения в содержание урока истории тематические комплексы, состоящие из нескольких песен, являют­ся, как пишет В. И. Игнатов «музыкально-поэтическим обобщени­ем истории»[33]: в них отражены и исторические события, и отноше­ние к ним участников, которые, вернувшись с войны, пели их своим детям, внукам и правнукам[34].

Какие песни можно будет взять для углубления знаний и про­явления эмоционального отношения школьников в процессе из­учения русско-турецкой войны 1877-1878 гг. — решать учителю. От его установок, направлений деятельности, профессионализма зависит и то, какая интерпретация исторических событий и какие персонажи сохранятся в сознании будущих поколений, а какие — будут преданы забвению.

Анализ отечественных учебников истории, на страницах кото­рых история русско-турецкой войны 1877-1878 гг. на протяжении полутора столетий пережила определенную эволюцию, показыва­ет, что в настоящее время в школе уделяется явно недостаточное внимание этой теме. Сокращение как содержательной, так и эмо­ционально-образной части материала приводит к постепенному вытеснению этого события из исторической памяти. Вместе с тем, актуализация и политизация событий 1877-1878 гг. в контексте юбилейных мероприятий демонстрирует, что основания для фор­мирования общей (совместной) российско-болгарской памяти есть. Вопрос заключается только в том, насколько готовы современные политические элиты к акцентированию внимания на позитивных страницах российско-болгарского прошлого.

Примечания

[1] Пахалюк К. А. Россия и Болгария: между «войнами памяти» и поиском общего прошлого // Вестник МГИМО-Университета. 2018. № 4. С. 190-193.

[2]  См., например: Огоновская И. С. Школьный учебник истории СССР — Рос­сии как инструмент и источник формирования исторической памяти (на приме­ре революционных событий 1917 г.) // Вопросы всеобщей истории. 2016. № 18. С. 58-74; Грибан И.В. Франко-германский учебник по истории как попытка при­мирения национальных историографий // Историко-педагогические чтения. 2014. № 18-1. С. 72-78; Грибан И. В., Антропов К. А. Советско-финляндская вой­на 1939-1940 гг. на страницах школьных учебников истории современной Рос­сии: эволюция подходов // Преподавание истории в школе. 2017. № 3. С. 42-49.

[3]  Учебники дореволюционной России по истории. М., 1993. 384 с. С. 3.

[4]  Учебники дореволюционной России по истории. С. 4.

[5] Беллярминов И. Элементарный курс всеобщей и русской истории // Учебники дореволюционной России по истории. М., 1993.

[6]  Там же. С. 171-173.

[7]  Покровский М.Н. Русская история: в 3-х тт. Т. 3. СПб., 2002. С. 273.

[8]  Там же. С. 278.

[9] Покровский М.Н. Русская история в самом сжатом очерке. Ч. 1, 2. От древ­нейших времен до конца XIX столетия. М., 1934.

[10]  Там же. С. 144.

[11]  Там же. С. 145.

[12]  Покровский М. Н. Русская история в самом сжатом очерке. С. 146.

[13] История СССР. Учебник для 9 класса средней школы / Под ред. А. М. Панкратовой. М., 1953. С. 259.

[14]  Там же. С. 260.

[15] Епифанов П. П, Федосов И. А. История СССР. Учебное пособие для IX-X классов средней школы. М., 1964. 432 с.

[16]  Там же. С. 293-300.

[17]  Федосов И. А. История СССР. Учебник для 8 класса. М., 1982. С. 147-151.

[18] Данилов А. А., Косулина Л. Г. История России. XIX век. 8 класс: учеб. для общеобразоват. учреждений. М., 2009. 287 с.

[19]  Там же. С. 201.

[20]  Там же. С. 202.

[21] Данилов А. А. История. Россия в XIX веке. 8 класс. М., 2012. С. 84-88.

[22] Левандовский А.А. История России, XIX век: учеб. для 8 кл. общеобразо­ват. учреждений / Под ред. А. Н. Сахарова. М., 2006. 303 с.

[23] Огоновская И. С. Школьный учебник истории СССР — России как ин­струмент и источник формирования исторической памяти (на примере рево­люционных событий 1917 г.) // Вопросы всеобщей истории. 2016. № 18. С. 62.

[24] Историко-культурный стандарт // Российское историческое общество. 24 ав­густа 2015 г. [Электронный ресурс]: режим доступа: http://rushistory.org/proekty/ kontseptsiya-novogo-uchebno-metodicheskogo-kompleksa-po-otechestvennoj-istorii/ istoriko-kultumyj-standart.html#primer (дата обращения: 20.10.2018).

[25] Вниманию учителей истории! Историко-культурный стандарт и но­вый УМК по Отечественной истории. [Электронный ресурс]: режим досту- па:http://www.govzalla.ru/index.php/news/930-vnimaniyu-uchitelej-istorii- istoriko-kulturnyj-standart-i-novyj-umk-po-otechestvennoj-istorii.html (дата обращения: 20.10.2018).

[26] Ляшенко Л. М, Волобуев О. В., Симонова Е. В. История России: XIX — на­чало ХХ в. 9 кл.: учебник. М., 2016. 352 c.

[27]  Ляшенко Л. М, Волобуев О. В., Симонова Е. В. Указ. соч. С. 154.

[28] История России. X класс. Учеб. для общеобразоват. организаций. В 3 ч. Ч. 2 / М. М. Горинов, А. А. Данилов, М. Ю. Моруков и др.; под ред. А. В. Торку- нова. М., 2016. 176 с.

[29]  Федосов И. А. История СССР. Учебник для 8 класса.

[30] Песни оренбургских казаков / Собрал А. И. Мякутин. Оренбург, 1904. 220 с.; Песни уральских казаков. Записали Александра и Владимир Железно­вы. СПб., 1899. 198 с.

[31] Песни оренбургских казаков / Собрал А. И. Мякутин. Оренбург, 1904. 220 с.

[32] Игнатов В. И. Русские исторические песни. Хрестоматия: Учеб. пособие для филол. спец. ун-тов / Сост. В. И. Игнатов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1985.

[33]  Там же. С. 157.

[34]  Фокеев А. Л. Неиссякаемый источник. Саратов, 2005.

Добавить комментарий